На главную страницу сайта
О клубе Программы Членство Персоналии

И. П. Шмелёв. "Cолнечное сплетение"

Трудно найти человека, который не интересовался бы вопросами о причинах происхождения Вселенной и возникновения жизни на Земле. Святое Писание излагает "странные" ответы на эти вопросы, приводя современное цивилизованное общество в недоумение. Но в какой-то момент нашей жизни библейские строки отзываются в нас волнующим воодушевлением. И лишь немногие, вставшие на путь поиска, приходят к безоговорочному признанию Бытия Божественного Истока. К числу избранников с ищущим сердцем и непредвзятым мышлением – по призванию свыше – относится и автор публикуемой работы Игорь Павлович Шмелёв, и как профессионал-архитектор, и как учённый, и как писатель, посвятивший своё творчество воплощению основополагающего Принципа Природы – Принципа Гармонии. В архитектурных памятниках прошлого, в культурном наследии, дошедшем до нас от творцов минувших эпох и цивилицзаций, автор обнаруживает то, что отображено языком гармонических соотношений. Искусное владение простыми приёмами математики позволило Шмелёву проникнуть за завесу иносказательных текстов Библии и понять шифр уникальных шедевров древнеегипетского искусства. Ясная логика геометрических построений помогла автору найти совершенно новый подход к оценке функциональной динамики человеческого организма. Нетривиальным толкованием геометрических схем-канонов он демонстрирует качественно новое содержание жизненно значимого нервного образования в организме человека известного с древнейших времён как солнечное сплетение. Это заставляет думать, что диапазон функциональной динамики данного органа намного шире, чем представляется миру современной медицины и биологии. Видимо, единение научного фронта с библейским "сюжетом" неизбывно, что позволит взглянуть на поставленный в самом начале вопрос с позиции всеохватной теснейшей связи человека с таинственным океаном Мироздания.

Н.Н. Потоцкая, Врач высшей категории

"Восхотев, родил Он нас
словом истины, чтобы нам быть
некоторым начаткам Его созданий"

(Иак. Гл.1; 18)

Много лет тому назад, в конце 1969 года, я неожиданно мысленно увидел, какой траекторией в сферическом пространстве отображается диагональный трек, с такой лёгкостью строящийся в плоском прямоугольнике. На первый взгляд диагональ в сферическом пространстве, в "глобусе", есть нечто абсурдное: разве можно рассечь сферическое образование (пространство-поле, ограниченное замкнутой сферической конфигурацией) с помощью диагонали, которую неизвестно как построить в оговорённом геометрическом объёме? Тем не менее, оказалось, что задача поддаётся вполне корректному решению, позволяющему осуществить топологическое преобразование тора (геометрический бублик) в сферу, точнее в гиперсферу. Тем самым решалась задача Пуанкаре. А в результате была создана необычная геометрическая модель, которую я назвал спиралоидная дуплекс-сфера (далее СДС).

Чтобы разобраться во множестве тонкостей математического содержания столь неординарного геометрического инструмента, пришлось потратить несколько десятков лет. Вывод таков: модель СДС есть общесистемный формальный аппарат. Сказанное, естественно, противоречит сложившемуся в науке убеждению, что любая математическая модель пригодна лишь для описания некоторого конкретного круга явлений Природы. Модели общесистемного ранга не может быть, в принципе. Не может быть никогда. Между тем наука не однажды терпела fiasco, выступая с аналогичными заявлениями, как и в случае с задачей Пуанкаре.

Оставляя в стороне "конструкцию" СДС, замечу, что данная модель представляет инструмент динамического характера, которым формально отображаются волновые акты и в том числе процессы нетривиального свойства. Это такие материальные объекты-агенты, существование которых отвергают современные физические теории, созданные на основе вульгарного материалистического мировоззрения. Самым же поразительным явилось то обстоятельство, что с помощью волновых алгоритмов, извлечённых из системного ансамбля СДС, удалось понять принцип функциональной организации мужского и женского строя в комплексной взаимообусловленности. В дошедших до нас исторических сведениях ничего аналогического не сообщается. Во всяком случае, не обнаружено источников, непосредственно относящихся к данному предмету. Правда, имееются тексты, на которые современная научная школа реагирует не столько скептически, сколько без какого-либо интереса и внимания. Я имею в виду библейское Писание, где изложен странный (в нашей оценке) акт творения Богом мужчины и женщины – Адама и Евы. "Странный" – это мягко сказано. Ибо большинство представителей научной общественности всё ещё глубоко уверено, что Творца нет и быть не может. Почему? Да хотя бы потому, что Бога нельзя доказать. Конечно, такого рода заявление наделено непреодолимой силой. Вот, только почему-то не учитывается, что любой тезис с необходимостью сопровождается антитезисом. Однако, чтобы высказать антитезис, следует не забывать, что между плюсом и минусом в реальных процессах (между тезисом и антитезисом) не может быть зеркальной симметрии. Я имею ввиду абсолютно ровную, без каких бы то ни было искривлений, зеркальную отражающую поверхность, если говорить языком геометрии. Поэтому выражение Бога можно доказать совершенно бесполезно в качестве контраргумента. В связи с этим напомню, что прямое отрицание может иметь своей антитезой двойное отрицание, а не прямое утверждение. Но в данном вопросе столь важный фактор почему-то не принимается в расчёт. А дело в том, что двойное отрицание аналогично, но не тождественно утверждению. Вне этого критерия (т. е. вне аналогии) обычно возникает порочный круг суждений, чем и объясняется мнимая монументальность приведённого выше аргумента-тезиса. Впрочем, не на это нацелено моё повествование.

Упомянутые волновые алгоритмы (функции) обладают оригинальными характеристиками. О них я и постараюсь в более или менее доступной форме изложения поведать любознательному читателю.

* * *

Всевозможные попытки формально описать человеческое телосложение предпринимались со времён глубочайшей древности. Делалось это при помощи схем-канонов и характеризовалось средствами числовых соотношений, или пропорций. Геометрия очерчивала пространственный каркас, а числовые величины давали абстрактную характеристику. В наше время эту давнюю традицию возобновил французский архитектор с мировым именем Ле Корбюзье. Ему посчастливилось найти, а после подсказки профессионального математика Дюфо де Кодерана довести до изящного вида, геометрическое построение и на его основе сконструировать две измерительные шкалы, в каждой из которых величины согласованы между собой законом золотого сечения и удачно соотнесены с членениями человеческого тела (мужчины). Сам закон золотого сечения, как известно, отвечает условию, когда а : в = в : (а + в), где а < в и а + в = 1,000.

Все члены ряда золотого сечения (3С), на основе которых Корбюзье создал свой измерительный инструмент, являются иррациональными величинами. Они образуют две "ветви". Размерности одной "ветви" меньше единицы, а другой – больше единицы (Таблица I). Однако основными характеристиками величин золотого сечения являются мантиссы, т.е. значения последовательностей цифр, расположенных после запятой...

Таблица I

Изобретение Корбюзье существенно в том плане, что благодаря ему стало возможным реанимировать древние антропные меры, выразив их в числовых значениях метрической шкалы. Это позволяет проектировать будущие сооружения, закладывая в их размерности такие числовые показатели, которые пропорционально соотнесены с формальными характеристиками человеческого организма. В результате достигается резонансное соответствие конституции человека с "партитурой" строительного объекта. В этом залог терапевтического влияния архитектурного пространства на психофизиологическое состояние человека. Впрочем, сам изобретатель Модулора (так назвал Корбюзье своё детище), как и положения существующей архитектурной "теории", о резонансе подобного рода ничего не знал. Потому что в своём изобретении он не узрел главного, так как не удосужился разобратся в феноменологической подоплёке, скрытой за математикой 3С. Разумеется, предъявлять претензии проще всего. Труднее выявить смысловое ядро проблемы. Проблема же пропорциональных связей восходит, как нетрудно понять, к экологическому аспекту. В наши дни экология это передовой рубеж катастрофического состояния современной цивилизации, вступившей в фазу социального хаоса. И процесс этот, нарастая лавинообразно, видимо, неостановим...

Все известные каноны, в которых пропорции человеческого тела отображены языком геометрии, носят эмпирический характер и описывают, главным образом, строение мужского тела. В случаях, когда предлагались схемы, относящиеся к телосложению женщины, существенного отличия от мужской версии не возникало, потому что функциональная сторона вопроса, как правило, не обсуждалась. Интересовало внешнее строение человека с эстетической точки зрения. Между тем всё тот же библейский текст, хотя и крайне скупо, намекает, что функциональная взаимосвязность мужского и женского тела обусловливает специфику физического строения каждого организма. Где спрятан ключ, позволяющий понять регламент столь явного сходства и вместе с тем заметного различия человеческих антиподов?

* * *

Модель СДС не доказывает, а лишь наглядно демонстрирует, что наряду с процессами физического характера (именно этот фактор наука оценивает как неотъемлимое свойство материи) необходимо протекают процессы, сосуществующие как антитеза. Но они категорически не принадлежат к группе физических явлений. Другими словами, одновременно с волновыми движениями, изучением которых занимается современная физика, имеют место быть волновые акты, не поддающиеся регистрации посредством физических приборов – в принципе. Это вовсе не другая физика, как иногда мне приходится слышать ответную реакцию на мои заявления. Это просто объекты нефизической природы. По этому поводу – теперь уже в далёком прошлом – мы много дискутировали с ленинградским астрофизиком Н. А. Козырёвым, который посвятил свою научную деятельность исследованиям феномена времени. От себя смею заметить, что время как феномен есть материя нефизического свойства. Но это материя, притом имеющая прямое отношение к ментальным актам, т. е. к динамике мысли. Впрочем, нет надобности препираться по данному вопросу. Лучше обратимся к полученным алгоритмам и рассмотрим их формальные характеристики, в которых запечатлено неординарное поведение волновых агентов.

Геометрический аппарат СДС описывает циклический процесс, протекающий в виде двух встречно ориентированных и синхронизированных волновых актов. Поскольку процесс цикличен, то имеет место фазовое преобразование подобно фазам движения солнца, планет и прочих материальных объектов. А фаза, как известно, обусловливает частоту колебания. Один волновой агент обозначен как фазовое время; его антипод – фазовое пространство. Прочие (хотя и крайне важные) уточнения можно опустить. Иначе главное растворится в побочных суждениях.

Характер поведения фазовых объектов представлен графическими схемами (ил. 1, 2), отображающими их волновую природу: графики имеют вид синусоид. Только в обоих случаях синусоиды и не симметричны, и между собой не тождественны. Их отличительной чертой служит немаловажное обстоятельство. Если обе функции наложить одна на другую в противофазах, то суммарный результат даст абсолютно симметричную синусоиду (ил. 3). Из сего следует, что оба вида динамики являются взаимодополнительными, поскольку сопрягаются в гармонический, т. е. устойчивый ансамбль. Здесь уместно вспомнить толкование Принципа симметрии, данное Б. Паскалем.

Несимметричная причина порождает несимметричное следствие;
оба складываются в диссимметричный комплекс, протекающий
на фоне глобальной симметрии.

Из сказанного вытекает, что полученная симметричная синусоида в нашем случае также должна играть роль некоего "фона". Тогда несимметричные "время" и "пространство" обязаны выступать в качестве "причины" и "следствия". Но где диссимметричный комплекс? Он присутствует. И чтобы его выявить, надо обе исходные функции сложить синфазно (ил. 4). Налицо четыре динамических объекта, из которых симметричный агент – это стационарное сферическое поле СДС. Данное поле играет роль среды-носителя, в которой эволюционируют (в которую погружены) несимметричные и потому нестационарные материальные образования. Их ТРИ, из которых двое порождают третье действующее лицо как результат резонансной взаимосвязи двух, ему "предстоящих". При этом геометрия СДС показывает, что резонансный компонент, в свою очередь, "осаждается" в более низкий уровень организации, где волновая природа утрачивается: в "осаждённом" виде резонансная составляющая обретает вещественную организацию. Подчеркну ещё раз: графики выражают своей конфигурацией не форму объектов, а их поведение, что и составляет предмет нашего внимания. Поэтому выделим местоположение регистрированных фаз, каковыми являются, прежде всего, моменты экстремальных и нулевых значений амплитуд синусоидальных функций. Не будем также забывать, что синусоидальный интервал – это период цикла, который состоит из двух равновеликих полупериодов. Интервалы полных циклов обеих функций тождественны. Так же тождественны, естественно, полупериоды каждой функции. Потому и местоположение нулевых фаз у обеих функций совпадают. Зато позиции экстремальных фаз не совмещаются в пределах полупериодов и отличаются амплитудным размахом. Именно эти фиксированные фазы членят периоды полуциклов на интересующие нас интервалы. Что примечательного в этих интервалах? Рассмотрим график линейной развёртки волны фазового времени, ибо цикл – это замкнутый круговой акт (ил. 5).

* * *

Учитывая, что в радианах период полного цикла составляет 2"пи", обозначим длину полуцикла (в радианах он равен "пи") условной единицей. Она будет играть роль циклической меры – модуль (М). Полный цикл в таком случае будет состоять из двух модулей (2М). Математические расчёты показывают, что в графике фазового времени первый экстремум членит полупериод цикла, т. е. М, на две доли в отношении ~0,75М : ~0,25М. Данным соотношением выражен рациональный ("3":"1") характер. Зато второй экстремум разделяет свой полуцикл на иррациональные доли ~0,618М : ~0,382М, которые сответствуют величинам ряда 3С в его нисходящей "ветви" – первый и второй члены, или и . Это примечательно, так как полученный результат (ил. 7) корреспондирует с фрагментом геометрического построения, которому Корбюзье, как я упоминал, дал наименование МОДУЛОР (ил. 20).

В основе геометрии Корбюзье заложена идея двух квадратов. И если сторону квадрата задать размерностью М, то рост правильно сложенного мужчины составит 1,618М, чему в метрической линейке Модулора назначена величина 1830мм, равная 6 футам. Но в схеме двух квадратов участвуют три метрических значения: 1130мм; 1830мм; 2260мм. Нетрудно заметить, что 1130мм = М, а 2260мм = 2 М. Это и приводит метрический модуль к аналогии с радианной мерой "пи" и 2 "пи". Отсюда следует, что 1130мм есть метрический эквивалент полуцикла. А поскольку 1830мм = 1130мм + 700мм, где 700мм = 0,618 x 1130мм = x 1130мм, то можно утверждать, что в пределах интервала, равного 2260мм, значение 1830мм попадает на вторую экстремальную фазу функции фазового времени. Зато аналогии первой экстремальной фазе в геометрической схеме Модулора не содержится. Здесь обнажается принципиальное отличие дискретной статической идеологии Модулора от динамической (непрерывной) концепции СДС. Если, опираясь на приведённое сопоставление, масштабно соотнести геометрию Модулора с графиком динамики волны фазового времени, то нетрудно убедиться, что первый экстремум волновой функции окажется в области паховой точки мужского тела. Получается, что экстремальные фазы данного алгоритма регистрируют положение доминантных психосоматических плексусов, которые в индийской традиции именуются Муладхара (пах) и Сагасрара (верх головы). Иначе говоря, расстоянием между экстремумами волны фазового времени регламентируется протяжённость спинномозгового тракта, который играет роль волновода-резонатора. Посредством этого канала осуществляется функциональная деятельность мужского организма. Функция фазового времени – это мужской биоритм. Если сказанное достоверно, то в том же контексте надлежит рассмотреть и осмыслить график волны фазового пространства. Суждения в этом направлении приводят к необходимости согласиться, что второй экстремум функции фазового пространства регистрирует ( в пределах полного цикла) интервал, равный росту женщины.

Математика удостоверяет (ил. 6), что второй полупериод волны фазового пространства разделяется экстремумом на две доли в отношении ~0,5M : ~0,5M, т. е. пополам. Это рациональное соотношение ("1" : "1"). А, вот, деление первого полупериода соответствующим экстремумом порождает отношение ~0,618М : ~0,382М, что соответствует тем же значениям ряда 3С, которые наблюдались во втором полупериоде волны фазового времени. Выходит, что согласно алгоритму фазового пространства, если приписать ему антропное содержание, рост женщины составит 1,5М. Браво! Ведь статистикой давно установлено, что при условном росте мужчины в 1,618 рост женщины равен 1,5. Значит? Значит, позиция 0,618М будет отмечать на теле женщины паховую точку. При таких характеристиках (ил. 8) телосложение женщины отвечает пропорциям скульптуры Венеры Милосской, которая принята за эталон красоты женского тела. Таким образом, экстремальные фазы алгоритма фазового пространства аналогичны позициям экстремальных фаз, фиксируемых алгоритмом фазового времени в конституции мужчины. Значит, динамика волны фазового пространства – это женский биоритм. Но тогда надо признать, что СДС есть антропный комплекс: в геометрии СДС зашифрована динамическая "партитура" человеческих антиподов – мужчины и женщины, "Адама"и "Евы"...

* * *

Известно, что усреднённые статистические данные получают из обширного эмпирического материала, на основе чего устанавливается искомый эталонный показатель. Для нас на данной стадии существенно, что в отличие от абстрактных линейных интервалов, с помощью которых задавались канонические нормативы строения человеческого тела, мы подходим к данному предмету с позиции биоритма, т. е. в ключе неделимого, недифференцированного, целостного процесса. Притом такого, который «расщеплён» на два взаимодополнительных и взаимообусловленных акта, протекающих совместно в строго согласованной синхронизации, т. е. дихотомично. Данное обстоятельство даёт повод полагать, что любой реальный процесс дихотомичен, у него всегда имеется «дублёр», обладающий аналогичными, но не тождественными признаками: «тезис» сопровождается «антитезисом». И оба не зеркально симметричны как внутри себя, так и между собой. Такая ситуация в полной мере отвечает положениям Принципа симметрии в его развёрнутом аспекте.

Теперь полезно обратится к Парному канону (ил. 9), разработанному мною на основе Дуплекс-модулора. Ибо изобретение Корбюзье представляет собой лишь частный случай Дуплекс-модулора. Излагать все этапы формирования геометрии Парного канона нет надобности. Об этом весьма подробно написано мною в монографии «Третья сигнальная система» (С. Петербург, 2006 г.). Останавлюсь лишь на том важном пункте, который не затрагивался мною ни в одной из более ранних публикаций на данную тему.

* * *

При описании функциональных позиций человеческого тела (и мужчины, и женщины) меня издавна «смущает» обстоятельство, на которое я, в известном смысле, «закрываю глаза». Дело, вот, в чём.

Парный канон – в его основе лежит геометрия отражённых (рефлексных) углов – своим ритмическим строем согласован с волновыми функциями модели СДС. А так как конструктивная схема (КС) – она является базовым построением Модулора Корбюзье – и СДС аналогичны с точки зрения антропных пропорций, то при описании телосложения человека проще исходить из геометрических структур, формирующих Дуплекс-модулор. Поэтому я продемонстрирую генеральные этапы, которые порождают удивительно красивую и стройную антропную систему.

Памятуя, что тезис сопровождается антитезисом (одно без другого не существует), проведём на плоскости две параллельные прямые (ил. 10) и оценим их как плюс-полюс и минус-полюс. Другими словами, какая-то ситуация (?) вызвала к жизни поляризацию (дихотомию) некоего единослитного (внеполярного) фактора, или, если угодно, субстанции – условно. В этом случае любая локальная позиция (точка-«сигнал») в пределах каждого из полюсов (полюса нетождественны, в принципе) наделена некоторой мерой возбуждения – потенциалом. Допустим (обоснование я опускаю), что такой потенциал в геометрическом отображении равен условному расстоянию между полюсами (Н). Тогда избранная точка плюс-полюса (точка 3) будет сопровождаться полем её влияния – потенциалом (4° 5° 5 4), воздействующим на отрицательный полюс и возбуждающим рефлексную антиполевую область. В итоге возникнет общее поле взаимосвязи, обусловливающее устойчивость, гармоническую целостность, «причины» и «следствия» (ил. 12). Такое поле будет виртуально, так как обе составляющие, координатно совмещаясь друг с другом, вызовут интерференцию, «погашающую» потенциал возбуждения. Тем не менее поле будует реально существовать. При этом точка 3 также породит своё отображение на минус-полюсе (точка 3' ). Повторяю, излагая свою концепцию языком геометрии, я опускаю многие детали, которыми обосновывается каждый шаг моих суждений. Такая аргументация опирается на системный формальный аппарат СДС, где диагональное сечение в виде трека, полученного вращением спирали Архимеда в плоском круге, топологически инвариатно диагонали плоского прямоугольника. В связи с этим лишний раз напомню, что диагональ в прямоугольнике, а потому и спираль Архимеда в плоском круге, есть гармонический показатель, выражающий состояние системы, отображаемой геометрическими схемами: или прямоугольником, или кругом, или СДС. В нашем примере такой элементарной системой является прямоугольник с соотношением сторон 1 : 2 = М : 2М. Корбюзье именно этот прямоугольник (двойной квадрат) взял в качестве отправной структуры геометрического построения Модулора. В таком прямоугольнике диагональ, согласно теореме Пифагора, составляет корень из 5 = 2,236, где мантисса (0,236) есть третий член () нисходящей «ветви» 3С (ил. 13). Запись 1 : 2 введена для упрощения вычислений. На самом деле следует ввести замену, а именно 0,5 : 1,000, что я оставлю без комментариев. Тогда диагональ получит значение 1,118 (ил. 14), где 0,118 = 0,5 x 0,236. Нетрудно увидеть, что длина диагонали превышает длину основания на 1,118 – 1,000 = 0,118. Это можно с абсолютной точностью (в отличие от цифровой записи) опосредовать геометрическим построением (ил. 15). Величина 0,118 есть дискретный параметр, или гармонический квант. Именно эта величина управляет множеством гармонических значений. На величину этого параметра (опять опускаю детали логических обоснований) происходят спонтанное «расслоение», разбегание (фазовый сдвиг) полярных зон, которые на иллюстрации 12 изображены в совмещённом виде. В результате акта «расщепления» гармонический квант оказывается вычлененным в обеих областях, порождая динамический феномен, реализующий диссимметричную картину (ил. 16), когда наряду с интерферированной областью «кристаллизируются» полюсные («зарядовые») участки, дифференцированные относительно друг друга. Можно уверенно констатировать, что поскольку диагональ прямоугольника является гармоническим показателем, зависящим от соотношения сторон, то и расслоение совмещённых полей, величина их разбегания, лимитируется величиной диагонали.

Поскольку был оговорён акт рефлексии (ил. 10-12), то полезно для более простой и наглядной визуализации иллюстрацию 16 изобразить с участием прямых углов, вершины которых фиксированы рефлексными точками 3 и 3'. Эти сигнальные (квазисингулярные) точки раздвинуты между собой на ту же величину 0,118 аналогично расслоению полей-потенциалов. Отсюда прямой путь к метаморфозам Модулора Корбюзье в Дуплекс-модулор.

Если через точки взаимного пересечения сторон рефлексных углов (точки m’ и n’) провести секущую, то на ней сформируется двойной спектр подобных треугольников. В геометрическом построении Корбюзье (я его назвал конструктивная схема, КС, из которой высекается собственно Модулор), треугольники «спектра» золоточленных интервалов не имеют своих антиподов (ил. 19). На иллюстрации 18 выделен исходный прямоугольник. Как и на иллюстрациии 19 он не центрирован в пространстве m I n II, что и заставило Корбюзье произвести урезание замечательного, но не осмысленного построения. В итоге было уничтожено целостное геометрическое образование (система), и получилось лишь то, что получилось (ил. 20): система опустилась до уровня метода.

Сразу обращаю внимание читателя на то, что в КС (прямоугольник m I n II) уже зафиксированы соотнесённые размеры роста мужчины и женщины: они заданы положением точек m и 5° (рост женщины, равный 1,5М) и точек n и 4 (рост мужчины, равный 1,618М). Поэтому читателю нетрудно будет разобратся в геометрии Парного канона (ил. 9), в которую вплавлена КС. В пределах КС рост мужчины и женщины обусловлен положением исходного прямоугольника 4°5°5 4: направление роста женщины (от точки m к точке 5°) имеет инверсную (рефлексную) ориентацию по отношению к направленности роста мужчины (от точки n к точке 4). Иначе говоря, «партитура» мужского тела поляризована относительно «партитуры» женского тела (ил. 21). Ансамбль «мужское» - «женское» отвечает условию ориентации, т. е. полярности, что наглядно запечатлено инверсной динамикой волновых агентов СДС. Парный канон ликвидирует неопределённое положение поднятой руки мужчины в Модулоре Корбюзье и превращает каноническое построение в функциональную онтологическую систему.

После столь длительного и не полностью аргументированного монолога я попытаюсь дать разъяснения, почему биологически важный центр нервной системы человека издревле назван солнечное сплетение.

Та позиция, о которой упоминал Корбюзье как о солнечном сплетении, таковой не является – это местоположение средней линии, которая находится над пупком. Здесь, согласно древнеиндийской версии распологается энергетический плексус, именуемый МАНИПУРА (город, т. е. место, человека). По какому случаю оговорённому собранию нервов присвоено солярное название, чем оно продиктовано? Чтобы в этом разобраться, придётся краем задеть функциональную сторону СДС.

* * *

Топологическое преобразование прямоугольника с диагональю в круг, где диагональ трансформируется в спираль Архимеда (ил. 22), показывает, что в плоском круге в отличие от прямоугольника не один, а два центра симметрии: один статический (–), другой динамический (Z). То же самое имеет место и в сферическом поле СДС.

Базовые алгоритмы СДС («мужской» и «женский» биоритмы) свидетельствуют, что динамическое состояние обоих актов в сингулярной фазе (в фазе 0,0 x "пи") так же, как и в фазе полупериода (фаза "пи"; позиция Z), равно нулю. Следовательно, по состоянию возбуждения, по уровню возмущённого потенциала, обе фазы (0,0 x "пи"–фаза и "пи"–фаза) – это резонансные фазы. Так что "пи"–фаза – это псевдосингулярная фаза. А поскольку в круговом поле ( в циклическом акте) конец цикла сопрягается с начальной, сингулярной фазой, то в КС (по аналогии) позиция mII сопряжена с позицией In. Это удостоверяется инверсным характером парного «спектра» рефлексных треугольников. Позиция ОО в КС расположена посередине между положением вершин рефлексных углов, т. е. между сигнальными точками полюсов (3 и 3'), которые раздвинуты относительно друг друга на величину гармонического кванта (ил. 17). Значит, от псевдосингулярного положения (до момента сдвига) каждая полюсная точка отстоит на величину 0,059. Получив сдвиг (всплеск, «взрыв», световое «озарение») в пределах соответствующего полюса, оба «сигнала» («солнечные» узлы) обретают динамическую окраску. По уровню возбуждения в этой фазе «окраска» (частота) каждого полюса относительно псевдосингулярной позиции будет отличаться на половину тона, если исходить из частотных характеристик темперированного звукоряда, в котором различие частот звуков на половину тона задаётся отношением 1,000 : 1,059. В нашем случае образуется троеточие: позиция 3, позиция ОО и позиция 3'. Этим трём позициям на теле человека отвечают функциональные уровни: а) средняя линия, б) солнечное сплетение, в) плоть. Я навал третью позицию словом плоть, так как это в полной мере обнажает смысл библейского текста, где сообщается, что Ева получена из ребра Адама. А место, из которого изъято ребро, закрыто плотью. Плоть – это и не кость, и не мышечная ткань, а хрящевой отросток, отстоящий кверху от солнечного сплетения на то же расстояние, что и спуск средней линии, т. е. позиция пуповины. Между средней линией и плотью расстояние в относительных единицах, как сообщалось, составляет 0,118, т. е. равно гармоническому кванту.

Таким образом, положение нервного узла, получившего название СОЛНЕЧНОЕ СПЛЕТЕНИЕ, фиксирует псевдосингулярное сигнальное образование соматической системы человеческого организма, в котором сконцетрирован (овеществлён) биоэнергетический (солярный) потенциал. Этот узел инвариантен фазе полуцикла биоритмической динамики мужского и женского организма. Исполняя функцию псевдосингулярного узла, солнечное сплетение при резком (ударном) на него воздействии вызывает во внутренем взоре вспышку яркого света, сопровождаемого сильным болевым ощущением. В этот момент происходит изменение энергетического баланса: нарушается гармоническое равновесие, т. е. динамическая устойчивость биологической системы, что, в свою очередь, приводит к изменению фазовых состояний вещественных структур всего организма. И требуется время для инвариантного возобновления первоначального состояния.

Напоминаю: модель СДС описывает отнюдь не закон формирования какой-либо системы (органической или неорганической), а отображает в абстрактном виде акт возникновения и организации материальных систем, как Космического (Вселенского) масштаба, так и биосферы во всём разнообразии её форм, включая человека. Пришлось бы написать уёмистый том, посвящённый данной теме, которая в высшей степени кратко и точно изложена в книге Бытия, где сообщается о сотворении и разделении Света и Тьмы и о создании Евы из ребра Адама. Поэтому только добавлю, что слово ребро в контексте слогового речения имеет произношение РЕ-БА-РА. В данном слогосочетании РЕ обозначает отражение, или рефлексия, или инверсия («восстановление»); БА – это точка; РА – свет, или Солнце, т. е. световое поле. Всё вместе, вкупе, соответствует выражению рефлексная точка света, или инверсная душа. Ибо душа (РА-БА, или БА-РА) человека есть виртуальное световое поле, не состовляющее предмета физики, поскольку пребывает в интерферированном состоянии, как и вселенское поле-носитель, или Держава. Это ПЕРВОМАТЕРИЯ, точнее КВАЗИматерия, ускользающая неизбывно в силу своего специфического энергетического состояния от любых ухищрений экпериментаторов зарегистрировать её физическими приборами.

* * *

Резюмируя, надо заметить, что Парный канон – это формальная схема, которая указывает на инверсный характер конституции женского тела относительно конституции тела мужского. Этимология слова мужчина означает: могущий аспект, творящий ЧИН, т. е. МУЖ \ ЧИН. Женщина – это женский уровень, или ГЕН \ ЧИН = генный, воспроизводящий, репродуцирующий фактор. Данное обстоятельство корректно подтверждается функциональным различием женских и мужских хромосом. «Мужское» начало – это тезис, «женское» – антитеза. Одно без другого не существует. «Адам» и «Ева» воспроизводятся совместно в одно и то же мгновение, синхронно, но полярно ориентированно: MEN – WOMEN. И можно уверенно констатировать, что причина диссимметрии антиподных биоритмов заключена в квантовом характере поля-носителя, неизбежно порождающего гармонический фазовый сдвиг, обеспечивающий диссимметричный характер динамических антиподов. Это удостоверяет геометрия спирали Архимеда...

* * *

Смущение, о котором я обмолвился ранее, имеет под собой то обстоятельство, что иллюстрация Парного канона, которую я приводил в предыдущих публикациях (ил. 9), оставляла в стороне, не акцентировала, инверсный характер фазового сдвига квазисингулярных позиций на величину гармонического кванта, вызывающего к жизни троеточие. Поэтому упоминаемое в Библии понятие плоть и его позиция на теле человека в моём изложении не фигурировало. В результате положение солнечного сплетения и средней линии в каноне женщины заняло уровень, завышенный на 0,059, т. е. на половину гармонического кванта, равного 0,118. Это, повторяю, случилось из-за того, что был упущен фактор рефлексии-инверсии. Обращение (поворот на 180°) женского тела около солнечного сплетения, располагаемого в пределах КС в местоположении ОО (ил. 18), устраняет допущенный просчёт (ил. 23). Вместе с тем из иллюстрации 23 явствует, что расстояние от подошв ног до солнечного сплетения (в относительных размерностях) у мужчины равно 1,000 + 0,059 = 1,059. В инверсной схеме канона, где фазы солнечного сплетения совмещены, что аналогично положению сигнальных точек 3 и 3' в момент начала их совместного фазового сдвига (ил. 12), имеет место, сбегание женского биоритма на величину гармонического кванта (ил. 24). Это означает, что фазовое расслоение полярных областей на величину 0,118 мгновенно «компенсируется» возвратным ходом (смещением) волны фазового пространства (это женский биоритм) на ту же самую величину. Само по себе такое смещение вполне адекватно музыкальному контрапункту. «Набегая» друг на друга, совмещаясь, фазы солнечного сплетения мужчины и женщины обретают резонансную взаимосвязь, благодаря чему в тот же момент функция вновь претерпевает обращение (поворот на 180°), т. е. получает повторную рефлексию-инверсию (ил. 25). Видимо, этим актом обеспечивается устойчивая синхронизация функциональной динамики человеческих антиподов, поскольку выстраивается тождество интервалов (0,559) от солнечного сплетения до верха головы. При этом вынос полностью поднятой руки мужчины за фазу 2"пи" на величину 0,118, надо полагать, обслуживается всё тем же смещением фазы 2"пи" «женского» биоритма на значение гармонического кванта. В свою очередь, «мужской» биоритм позицией фазы 2"пи" регламентирует положение полностью вытянутой кверху руки женщины. Квантовый сдвиг обоих биоритмов, их контрапункт, удостоверяет, что «сначала» поётся «мужская» тема, а «затем» как отзвук, как отголосок, рождается «женский» мотив, что согласуется с библейским текстом, где сообщается, что сперва появляется мужчина, а потом создаётся женщина. Так что контрапункт, используемый композиторами, не есть специфика музыкального творчества, а радикальный феномен Природы.

В предыдущих изданиях изображение женщины было представлено без учёта акта «сбегания» с общего опорного горизонта – для удобства зрительного восприятия. Это принципиально недопустимая вольность, потому что в данном случае мы обсуждаем сущностный смысл биоритмического процесса, а не внешнее согласование частей человеческого тела.

* * *

Корбюзье, несомненно, создал замечательную антропную измерительную шкалу. Но тот грандиозный по своему экологическому статусу результат, который обнажается Парным каноном, оказался погребённым под сугубо прагматической находкой. А экологический аспект есть инвариант Принципа Этики, отвергнутого современной научной парадигмой, исповедующей так называемое материалистическое мировоззрение, унаследованное от французских «просветителей», когда практическая деятельность бездумно подчиняется лозунгу «после нас хоть потоп».

14.10.2006

English version

© 2001-2018 Международный Клуб Учёных
E-mail: science@shaping.org